Международная конференция
«ИСЛАМСКАЯ УГРОЗА или УГРОЗА ИСЛАМУ?»



Выступление Хож-Ахмеда Нухаева

Бисмиллах иррахьманиррахьим!

Уважаемые участники конференции!



Я начну свое выступление с очевидного для всех факта. Впервые в мировой истории на планете появилась сверхмощная сила, которая открыто провозглашает свою цель - подчинить все народы земли Новому Мировому Порядку. Эта сила, бесспорно, обладает финансовыми и материально-техническими ресурсами для реализации своих глобалистских целей и угрожает независимости и самобытности равным образом всех народов мира. Я говорю об угрозе глобализма.

В чем конкретно проявляет себя эта угроза? В том, что силы глобализма пытаются подорвать и свести на нет уходящие корнями в древность религиозные и национальные традиции народов. Наличие традиций - главное препятствие на пути экспансии потребительских, лишенных всякого духовного содержания ценностей.

Исходя из этого, мы должны, сформулировать два принципиально важных вывода: во-первых, наше противодействие политике глобализма должно опираться на традиционные евразийские ценности, и, во-вторых, все евразийские народы, желающие сохранить свою независимость и национальную самобытность, должны опознать в силах глобализма общего врага.

Эти два вывода являются базовыми постулатами, на которых выстраивается идеология евразийства, в частности, идеология движения «Евразия», возглавляемого присутствующим здесь Александром Дугиным. Прикладную ценность и действенность этой идеологии вы можете отчасти увидеть и в том, что я, убежденный сторонник независимости Чечении, сегодня выступаю на этой конференции в столице воюющего с моим народом государства. Я принял приглашение оргкомитета конференции и, более того, являюсь ее инициатором потому, что ясно осознаю: евразийство создает тот уровень общения между чеченцами и россиянами, на котором у нас впервые в истории появляется реальная основа для взаимопонимания, для мира и для союза против общего врага,

На чем основана моя уверенность? Цель России в этой войне заключается в том, чтобы очистить периферию от агентов Запада, не допустить возникновения на своих границах плацдармов враждебных сил.

Цель чеченцев в этой, и всех предыдущих войнах заключается в защите своего традиционного образа жизни. В Кремле должны осознать, что реализация чеченской цели автоматически реализует и российскую цель, так как природа традиционного общества такова, что не приемлет бездуховные западные ценности, и чеченцы никогда не позволят превратить свою землю в атлантический плацдарм.

Таким образом, чеченцы и россияне смогут перейти в двухсторонних отношениях от логики общего врага к логике общей цели. Тогда мирный договор в сочетании со стабилизацией ситуации на Кавказе создаст условия и даст импульс к интеграции всей Евразии.

Бросив вызов глобализму, поставив перед собой задачу вернуть многополярный мир, Россия объективно выступает за интересы всех народов Евразии. Следующий шаг логически неизбежен: Россия, опираясь на идеологию евразийства, запустит процесс консолидации народов нашего древнего континента. Но, чтобы эта консолидация имела прочную мировоззренческую базу, евразийская идеология должна, на мой взгляд, решительным образом осуществить крен от сугубо геополитического содержания в пользу традиционализма.

Почему я так думаю?

Существуют две стратегии, которые Россия может противопоставить экспансии атлантических сил. Первая, геополитическая, уже испытана во времена холодной войны. Она заключается в системе «динамического равновесия», симметричных «вызовов» и «ответов». Суть этой стратегии в том чтобы сохранять с атлантическими силами паритет по всем аспектам военного и научно-технического соперничества который навязывает Запад Советский Союзт обладая гораздо большими ресурсами и находясь в более "выигрышном" геополитическом положении, чем современная Россия, действуя симметрично, не выдержал этого соперничества и развалился. Нет сомнений в том, что та же участь ожидает и Россию, если она пойдет по этому пути.

Вторая стратегия, основанная на идеологии евразийства, содержит в себе все необходимые условия для того, чтобы Россия смогла выстоять и добиться успеха в противостоянии с Западом.

Запад же побеждает там, где утверждаются возводимые им в абсолют либерально-демократические общественные институты, бездуховные, сугубо потребительские ценности. Это путь так называемого «демократического» развития.

Исходя из того, что традиционные ценности не могут сосуществовать с западной демократией, единственным способом ценностного противостояния Западу становится возрождение традиционного, евразийского авторитаризма.

Я понимаю, что слово «авторитаризм» режет слух, так как порождает ассоциации с тоталитаризмом. Но тоталитарная система, которая, атомизируя народ, вытравливая из него религиозные и национальные ценности, по сути, готовила «биологическое сырье» для демократии, для потребительского гражданского общества, не имеет ничего общего с авторитаризмом евразийского типа, нацеленного на возрождение духовных святынь, религиозного и национального самосознания народов. Говоря «евразийство», я подразумеваю традиционализм, то есть возрождение сакрального наследия всех народов, произрастающих из одного евразийского корня. Говоря «авторитаризм евразийского типа», я подразумеваю авторитарную власть, сориентированную по своей векторности на возрождение традиционных ценностей. Именно эта ориентированность на традиционализм и создает надежную гарантию того, что евразийский авторитаризм никогда не переродится в безбожный тоталитаризм.

Обобщая, можно сказать, что перед Россией стоит судьбоносный аксиологический выбор: или взять ценностный ориентир на Вашингтон, который символизирует собой глобализм, смешение народов в «едином плавильном котле», потерю ими религиозной и национальной самобытности, конечную гибель, или взять ценностный ориентир на Ведено, который символизирует собой традиционализм, различение народов, сохранение ими своей религиозной и национальной идентичности. Иначе говоря, Россия, Евразия, Суша должны определиться, чье ценностное верховенство предпочтительнее: стихии Моря или твердыни Гор, зыбких страстей человеческих или вечных заповедей Божьих.

Есть ли у России другая - помимо ориентации на Горы, на Ведено - возможность сохранить свою самобытность, не превратиться в «сырьевой придаток» для Запада и рынок сбыта для дешевых, экологически недоброкачественных товаров? Нет, потому что низкая динамика цивилизации Суши, каковой является Россия, при всех ее усилиях не может соперничать с высокой динамикой цивилизации Моря.

Следуя в направлении модернизма, но, уступая Западу по темпам развития, Россия обречена на поражение в технологической гонке, на бесплодную трату своих ресурсов, средств и усилий. Более того, эта бессмысленная гонка влечет за собой порчу земли, утрату чувства «ближнего», которое является важнейшим духовным содержанием всех религий Единобожия. Вновь хочу повторить, что только борьба на ценностном уровне, только возрождение религиозных и национальных традиций, только идеология традиционализма способны не только остановить экспансию Запада, но и дать мощные средства для победы над ним.

Запад, в особенности его лидер - США, представляет собой пример тотальной доминации государства, доведенную до автоматизма политическую систему, в которой «человеческий фактор» сведен к нулю. Объясняется это тем, что каждый индивид подчинен своду государственных законов, не мыслит самостоятельно, но автоматически действует категориями этих законов. Это показывает полное соответствие формы (демократического государства) и содержания (атомизированной массы гражданского общества).

Столкнувшись с политической системой «диктатуры закона» Нового Света, породивший его архаичный Старый Свет обречен на отставание и поражение. Потому что в нём все еще играют роль религиозные и национальные традиции, существующие вне поля официальных законов, и очень часто вступающие в противоречие с модернизмом. Новый Свет ушёл далеко вперёд кривыми путями прогресса, избавившись от всех архаичных пережитков, уничтожая внешний и внутренний мир человека.

Сулит ли России и другим евразийским странам избавление от тормозящего прогресс «груза» традиций надежду на успех в технологической гонке с Западом? Думаю, нет так как, во-первых, не так-то легко «освободить» народы от «груза прошлого», если народы считают это прошлое своим священным наследием, своей неотъемлемой, религиозной и национальной сутью, главным признаком своей идентичности; и, во-вторых, искоренить эти «пережитки» можно, лишь воспользовавшись западными потребительскими ценностями, а в этом случае придётся занять свое место в шеренге вассалов Запада и почтительно выполнять приказы и «рекомендации» из Вашингтона, остающегося в таком случае единственным лидером.

Что произойдет, если Старый Свет или, более конкретно Россия, откажется от правил динамики, от технологической гонки, примет свои правила статики? Давайте рассмотрим этот вопрос более детально. Во-первых, Россия высвободит огромные средства, которые тратятся на «технологическую гонку» с Западом и сможет вложить их в действительно важные для народа отрасли: возродить находящееся в перманентном кризисе сельское хозяйство, перенаправить их на экологическое оздоровление земли, вложить в микроэкономические проекты, направленные на возрождение деревни.

Я полагаю, что многие россияне выскажут свои опасения относительно того, что, отказавшись от технологического прогресса, Россия окажется беззащитной перед военной мощью Запада. Но эти опасения совершенно безосновательны по двум очевидным причинам.

Во-первых, Запад, столкнувшись с отказом со стороны России и ее евразийских партнеров участвовать в гонке военных технологий, теряет главный аргумент «угрозы», с помощью которого для военных целей аккумулируются гигантские средства, собираемые с налогоплательщиков, запуганных образом России как «вечного» «непредсказуемого» врага. Новые позиции, занятые Россией и другими евразийскими странами, отрицание наращивания вооружений, защита экологии и семьи создадут мощное диссидентское движение на Западе. Таким образом, евразийская идеология получит распространение везде, где еще сохраняется стремление уберечь народы и среду их обитания от разрушительного воздействия слепых механизмов прогресса. Во-вторых, на первое время, пока евразийская идеология не принесет свои реальные плоды, у России сохраняется ее ядерный арсенал, способный не только надежно обеспечить ее безопасность, но и защитить всех ее евразийских союзников.

Трудно в одном коротком выступлении перечислить все преимущества и блага, которые принесет России отказ от технологической гонки с Западом. Оздоровление земли и исцеление души - это первые фундаментальные достижения, которых добьется Россия, перестав играть по правилам, навязываемым ей Западом. Возврат к религиозным и национальным традициям явится не только наиболее действенной защитой от западной бездуховности, но и средством заслужить милость Всевышнего, заслужить рай. А это - конечная цель верующих, воспринимающих земную жизнь как испытание, всего лишь пространственно-временной этап на прямом пути из вечности в вечность.

Выстраивая свою стратегию отношений с Западом, с цивилизацией Моря, Россия должна исходить из осознания своей сухопутной природы. Суша не обладает и не может обладать той сверхвысокой динамикой, что свойственна Морю. Попытки придать Суше динамику Моря приводят только к одному результату - вторжению Моря на Сушу, к виртуальному ценностному потопу, под которым исчезает вся самобытность народов, все их традиционные ценности. Суша, подверженная нравственным сдвигам, ценностным колебаниям, обречена на затопление цивилизацией Моря. Чтобы чувствовать себя непоколебимой и безопасной, она должна освободиться от бинарной парадигмы геополитики, основанной на диалектике «Суша-Море», и перейти на тринитарную парадигму евразийского традиционализма, основанного на порядке «Горы-Суша-Море». Ценностная ориентация на этот порядок диктуется Священным Кораном: «Мы на земле установили прочно стоящие твердыни гор, чтобы она не колебалась...» (21:31).

Такая сухопутная по своей природе держава, как Россия, решив противостоять цивилизации Моря, должна сделать свой выбор: или она ориентируется на динамику Моря и подчиняется атлантическим силам, или ориентируется на статику гор, и побеждает. Решив вести борьбу с Западом на ценностном уровне, по евразийским правилам, Россия уже сделала свой выбор в пользу статики, в пользу традиций. Традиции - это статика, это - горы. Если горы скрепляют Сушу, не давая ей сотрясаться, то традиции скрепляют сознание людей. Живущие в соответствии с традициями люди четко знают, как им действовать в той или иной жизненной ситуации. Они поступают так, как поступали их первые отцы, они повторяют путь предков, что и есть статика, есть путь в рай. Традиции создают устойчивые опоры для их социального бытия, не давая овладеть людскими душами зыбким страстям.

Именно отступая от традиций, отчуждаясь от Первозданного Света, Старый Свет породил Новый Свет, «мир детей», который сегодня обрушивает на своих «отцов» волны модернизма, полностью десакрализованные ценности и принципы, спасение от которых только в естественном соединении Суши и Гор. Как и в случае древнего потопа времен пророка Ноя (мир ему), спасение тех, кто решил спастись, приняв святые заповеди Творца - только в горах, только в возрождении традиций, которые все еще сохраняются среди «народа Ноя» - Нох-чи, как называют себя чеченцы. Это и есть тот ориентир, который сознательно или, хотя бы руководствуясь инстинктом самосохранения, примет Россия.

Откуда такая уверенность, может спросить скептик. Я знаю, что сегодняшняя российская элита власти принципиально отрицает либерально-демократический образ жизни и ясно осознает атлантический Запад если не своим врагом, то противником, а евразийский Восток своим союзником. В этом можно убедиться, проанализировав «евразийский ориентир» внешних инициатив российского руководства, его подчеркнутое внимание к духовенству, его курс на возрождение оси «Москва-Кавказ-Тегеран» как стратегического противовеса оси «Вашингтон-Кавказ-Токио». В этом также можно убедиться, осмыслив знаковое заявление российского президента в Ростове-на-Дону в ноябре прошлого года, в котором он подчеркнул, что статус Чечении не имеет значения, если только ее территория не будет служить плацдармом для врага.

Хотел бы быть понятым правильно. Я не принадлежу к числу чеченских «пацифистов», взывающих к российской и мировой общественности с призывом установить в Чечении хоть какой-нибудь мир. Чеченцам не нужен «мир любой ценой» - любую цену можно заплатить лишь за абсолютные ценности, и только в этом я вижу единственный смысл борьбы. Естественно, мы воюем, чтобы победить, чтобы отстоять свою религию, свой образ жизни. Но в этой войне мы не заинтересованы в поражении России, так как если Россия проиграет, то на смену нынешнему российскому руководству, взявшему курс на отпор демократической заразе, гибельной для России и всех ее соседей, не исключая чеченцев, придут сторонники вестернизации, враждебные традиционализму, то есть ко всему истинно религиозному и национальному.

Предвижу вопрос о ваххабизме, о той идеологии, что изнутри подрывает чеченский традиционализм.

Знакомство с религиоведческой литературой и публицистикой убеждает в том, что в мире нет подлинного понимания ни традиционного ислама, ни той идеологии, которую сейчас называют «ваххабизмом». Сразу же отмечу, что Ваххаб - одно из священных имен нашего Творца, которое мусульманин не может склонять в политических дефинициях, и поэтому в дальнейшем я буду пользоваться терминами «ихванство», «ихваны», которых еще называют «фундаменталистами».

На самом деле, фундаментальный ислам, если понимать под ним ислам коранический, есть религия кровнородственных общин, являющихся основными ячейками родоплеменной структуры народа. Такую социальную подоплеку ислама мы обнаруживаем и в многочисленных ясных предписаниях Корана, и в их практической реализации в Мединской умме пророка Мухаммада (а.с.с.), а также в умме, возглавлявшейся первыми четырьмя праведными халифами (да будет ими доволен Аллах). Более подробно эти вопросы я освещаю в специальных работах, а теперь кратко охарактеризую социальное содержание уммы, нашедшее отражение в составленном Пророком (а.с.с.) Мединском Документе, известном в религиоведческой литературе под названием «Мединской Конституции»:

1. кровнородственные общины как основа общества;

2. субъектом естественного права («око за око») является кровнородственная община.

3. «арбитражные» функции Пророка (а.с.с.) или его преемников-халифов, возглавлявших умму, организованную как родоплеменная конфедерация, все этно-конфессиональные субъекты которой живут «согласно своим обычаям», при полной самоуправляемости кровнородственных общин;

Если же мы обратимся к постулатам ихванства, то обнаружим радикальное нарушение этих принципов:

1. индивид как основа территориально-политической организации;

2. субъектом политико-религиозного права является индивид.

3. жесткая соподчиненность руководителей различного уровня при территориальном (государственном) принципе структурирования ихванской организации;

Поэтому неверно называть ихванство «фундаментальным исламом» - очевидно, что это «новый ислам». Здесь уместно отметить, что именно так называемый традиционный ислам, являясь, по сути, обновленным исламом, и породил новый ислам.

Братство по крови, которое столь священно в исламе, ихваны («братья») заменили идеологическими узами, «джамаатами». Иными словами, вместо естественных, освященных авторитетом Корана и Сунны Пророка (а.с.с.) кровнородственных уз, создающих сплоченные общины мусульман, ихваны поставили организацию, ничем, кроме жесткой «казарменной» дисциплины, не отличающуюся от государственных организаций.

Закономерно, что как движение, которое не только дублирует этатический принцип в своей организационной структуре, но и открыто заявляет о своем намерении построить «исламское государство», ихванство непримиримо враждебно кровнородственной и родоплеменной структурам, являющимся антиподом государства. В этом - вся суть конфликта между традиционным, фундаментальным исламом, исповедуемым чеченцами, и «новым исламом», привнесенным на нашу землю эмиссарами ихванства.

Но конфликт этот проявляет себя лишь в периоды мира, когда актуальными становятся вопросы общественного обустройства Чечении. В военное время этот конфликт исчезает, так как все сегменты Сопротивления выступают единой сплоченной силой, сознающей общность своей сакральной миссии. И здесь неважно, по каким принципам и признакам объединяются бойцы Сопротивления: по «джамаатам» или по кровному родству. Говоря, что в Чечении против российской армии воюют ихваны, российская пропаганда увеличивает их популярность, тогда как воюют не ихваны, а чеченцы, воспитанные в своих кровнородственных общинах нормативные личности.

Традиционный ислам в Чечении сохранился в родоплеменной структуре чеченской нации и его невозможно ни уничтожить, ни возродить в полной мере без уничтожения или возрождения кровнородственной и родоплеменной иерархии народа. Вне такой структуры любое течение в исламе не может не быть в той или иной мере искаженным. Там, откуда уходит ислам традиционный и распадается кровное родство, создаётся благоприятная почва для «нового ислама» - ихванства. «Свято место пусто не бывает».

Как ни парадоксально это прозвучит для большинства здесь присутствующих, но среди исламского мира именно в Чечении меньше всего условий для укоренения ихванства. Это потому, что чеченцы на сегодняшний день в наибольшей степени сохранили традиционные формы общественной жизни.

Чеченские ихваны, из-за идущей войны и сопровождающего ее пропагандистского аккомпанемента, оказались в центре всеобщего внимания. На самом деле, в тех же исламских регионах России, например, намного более благоприятные условия для расширения и укрепления ихванства, так как в этих регионах, как и повсюду в бывшем СССР, под влиянием коммунистической антинациональной и антирелигиозной политики произошел разрыв естественных, общинных форм социальной жизни и поэтому возрождение религии идет в русле не традиционного, а ихванского «нового ислама». И это ярко высвечивает суть ихванства как порождения модернизма. Поэтому нет ничего, что можно было бы эффективно противопоставить идеологии ихванства, кроме идеологии возрождения чистого, традиционного ислама с его общинным кровнородственным содержанием. Это общая задача как национальных общин, так и традиционных исламских организаций, таких, скажем, как Центральное Духовное Управление Мусульман.

Однако главной и общей нашей задачей, задачей всех народов, которые хотят сохранить свою самобытность, свою религию и традиции, является противостояние глобализму. Именно с целью остановить экспансию атлантических сил и затем вытеснить их из центра Евразии - с Кавказа, и была начата Россией вторая чеченская война. Но сегодня уже очевидно, что война работает против этой цели, так как Россия борется в Чечении с тем, что должна возрождать в себе - традиционализмом, тем самым открывая дорогу западным ценностям. Российские политики, судя по всему, уже осознали, что необходимо прекратить эту войну, но все их инициативы наталкиваются на сопротивление военной элиты, настроенной ее продолжать. Вполне очевидно, что война приносит российскому генералитету ощутимые политические и материальные выгоды, чем и объясняется царящий в этой среде милитаризм.

Очевидно, что долгосрочная цель, стратегическая задача РФ, связанная с защитой от западной цивилизации, страдает от продолжения российско-чеченской войны. В прекращении этой войны по аналогичным причинам заинтересована и Чечения. Однако из-за наличия по одну сторону «линии фронта» «ястребов», преследующих под прикрытием «общего блага» свои личные и групповые краткосрочные интересы, а по другую сторону определенных чеченских сил, увлеченных модернистским мифом «исламского государства», ни российское политическое руководство, ни чеченское не в состоянии (в одностороннем порядке или даже совместными усилиями) остановить войну и начать мирный процесс. В то же время уже всем на субъективном уровне вполне очевидно, что эта объективно абсурдная война, столкнувшая те силы, которые изначально должны были сотрудничать во имя защиты от общего врага, зашла в тупик, что она вносит глубокий раскол и враждебность в те евразийские силы, которые обладают наиболее мощными внутренними ресурсами противодействия глобализму и победы над ним - ислам и православие. Если нынешняя война, как и предыдущая, будет остановлена западными демократическими структурами (типа ООН, ОБСЕ или ПАСЕ), то это станет триумфом атлантических сил, яркой демонстрацией мощи западных ценностей. Это будет победа Запада над Востоком, то есть и Россия, и Чечения будут вынуждены принять западный образ жизни. Кроме того, для России победа демократов будет означать, что политики, развязавшие войну, и военные, преследующие свои корпоративные интересы, повторят судьбу своих сербских «коллег», попавших в жернова гаагского трибунала. Только в рамках мирного договора, заключенного на основании религий нашего Творца, возможно прощение виновных и избежание их преследования. Только в этих рамках и Россия, и Чечения смогут избежать ловушки международного права, демократического по форме, глобалистского по содержанию.

Крайне важно, чтобы миротворческую миссию взяли на себя именно традиционные силы, так как только они являются носителями тех ценностей и ориентируются на такой образ жизни, к которому россияне и чеченцы стремятся во имя защиты от демократии и глобализма. Только эти силы пользуются естественным авторитетом в народе, и ни военные, ни политики не будут сомневаться в их подлинной преданности общим интересам России и Чечении. Таким образом, становится ясно, что такую миротворческую миссию может выполнить только религия Единобожия. Осознав это, мусульмане и православные, поклоняющиеся Единому Богу, отрицающие западный культ золотого тельца, получат мощный импульс для объединения. Тогда к ним присоединятся все силы в мире, диссидентские по отношению к глобализму, отрицающие порчу земли и маргинализацию народов.

Ключевую роль в мобилизации мусульман и православных для реализации этой идеи и организации традиционалистских сил могут сыграть существующие структуры муфтията и православной церкви, если только они захотят переориентироваться с краткосрочных (повседневных) и долгосрочных (исторических) задач на осуществление своей вечной (традиционной) миссии. И если российско-чеченский конфликт завершится истинным миром, клятвенно подтвержденным общепризнанными лидерами обеих сторон на священных Писаниях наших религий, то результатом его достижения будет торжество традиционного образа жизни по всему периметру нашего континента от Кавказских гор через евразийскую сушу до берегов моря. Это будет общая победа не только чеченцев и россиян, но и всех народов, стремящихся к оздоровлению Земли и исцелению души человечества.

Для начала Духовное управление мусульман России могло бы использовать свой авторитет, связи с правительственными кругами, свой статус официального учреждения в государственной структуре для того, чтобы вместе с русской православной церковью выступить инициаторами и посредниками переговорного процесса на Кавказе. Именно сотрудничество ислама и христианства, которые исторически ассоциировались с враждебными по отношению друг к другу позициями, превратило бы этот миротворческий импульс в Чечении в начало революции духа по всему евразийскому континенту. Нам пора вспомнить простую истину - нас сотворил единый Господь и все мы поклоняемся только Ему - и эта истина четко выражена на страницах Священного Корана: «Верим мы в то, что было открыто нам и открыто вам, и Господь наш Един с Господом вашим, и Ему повинуемся мы» (29:46). Если до сих пор, как я уже сказал, в качестве миротворцев в российско-чеченском конфликте всегда выступали демократы из правозащитных структур, таких как ОБСЕ и ПАСЕ, то теперь у нас появляется возможность достичь мира при посредничестве религиозных деятелей ислама и православия, продемонстрировав великий миротворческий потенциал религий Единобожия. Этот шаг - может стать решающей победой наших религий над глобалистским культом золотого тельца, это - та векторность на возрождение традиционализма, на союз исламского юга и православного севера, о котором я говорил, это - ценностный фундамент интеграции не только евразийских, но и всех народов Земли, это - сокрушительное и необратимое поражение мирской цивилизации Запада. Это, без всякого преувеличения, станет поворотным моментом в трагической, наполненной войнами и враждой истории человечества, поворот к жизни на Божьей земле по Божьим законам. Эти идеи я и заложил в текст мирной инициативы, которую вы можете найти в моей книге «Ведено или Вашингтон?».

Таким образом, муфтият может сыграть весомую роль в деле евразийской интеграции, способствуя ханифийскому диалогу с православной патриархией и реализуя тем самым кораническую заповедь, гласящую: «Скажи: «О обладатели писания! Приходите к слову, равному для нас и для вас» (3:64).

Что касается противодействия ихванству, я сознаю, что мусульманские народы России, к сожалению, в большинстве случаев не сохранили того кровнородственного и отчасти родоплеменного структурного «скелета», который создает в чеченской нации естественный «иммунитет» против ихванства. Но муфтияты мусульманских регионов России, также как и все мусульманские страны, стремящиеся защититься от глобализма, должны понять, что «ахиллесовой пятой» ихванской идеологии может стать только проповедь кровнородственных уз, их святости, отмеченной в Коране. Против этого довода у ихванов нет, и не может быть аргументов, и всем станет очевидной противоречивость ихванства кораническому исламу.

Необходимо понять, что борьбу надо вести не с «ихванами», которых среди мусульманского населения России насчитывается уже десятки тысяч, а с их идеологией, то есть с «ихванством», не с заблудшими, а с причинами заблуждения, разоблачая в глазах вовлеченной в это движение молодежи всю несовместимость с общинным характером чистого, коранического ислама тех постулатов ихванства, которые преподносятся ими как «фундаментализм». Тогда молодежь перестанет делиться на ихванов и традиционалистов, исчезнет трагический разлом между религиозным и национальным самосознанием, а нынешние ихваны станут самыми стойкими традиционалистами. Пути же возрождения традиционного ислама в Чечении достаточно просты, нужно лишь не мешать этому процессу и тогда чеченцы воссоздадут первозданное общество, в котором не будет места ихванству, и которое будет существовать в общинной форме, по законам Корана и Сунны Пророка (а.с.с.).

Может появиться вопрос: почему за три межвоенных года в Чечении не было возрождено традиционное общество? Дело в том, что руководство Чечении занималось не этим, а строительством государства.

Я уверен, что обозначенная в данном докладе концепция, которая полностью изложена в моей книге «Между Ведено и Вашингтоном», будет принята всеми воюющими сегодня чеченцами, в том числе и ихванами. Выше я уже объяснил почему. Я так же уверен, что предлагаемая концепция найдёт свой позитивный отклик и в России.

Я не сомневаюсь, что моя программа - это единственный путь защиты многополярного мира и возрождения естественного порядка. Почему я уверен в том, что мою программу примут все: и чеченцы, и россияне, и другие евразийские народы? Потому, что она основана на истине. Почему я убежден в том, что это - истина? Потому, что она соизмерена с духом и буквой всех Писаний Единобожия.

Все противоречия и конфликты между верующими имеют не религиозный, а исторический или сугубо политический характер и будут нами преодолены так скоро, как скоро мы осознаем себя хранителями наследия всех пророков Единого Бога - ханифами.

Я убежден в том, что очищение нашего общего евразийского дома от культа «золотого тельца», от бездуховности потребительской цивилизации Моря начнется из Чечении - древней земли пророка Нуха (мир ему). И что именно к моему народу относятся потрясающей силы слова Пророка (а.с.с.), которые я хотел бы привести: «В день Суда придет народ, чей иман будет удивительным. Им скажут: «Ради вас благостная весть, мир вам! Возрадуйтесь с входом в рай навсегда. Ангелы, пророки, люди будут завидовать им». Асхабы спросили: «О, пророк Аллаха! Кто они?» Пророк ответил: «Они не от нас (пророков) и не от вас. Они будут появляться в таком периоде времени, когда люди оставят Книгу Аллах и Сунну. Они вооружатся Кораном и Сунной, дадут им новую жизнь, будут читать и обучать этому других. Они будут страдать на этом пути страшными мучениями, больше чем вы (асхабы). Иман одного из них равняется иману сорока из вас и их один шахид равняется сорока вашим шахидам. Вы найдете помощников в делах истины, а они совсем не найдут помощников. Они будут со всех сторон окружены несправедливыми людьми и они будут находиться в углах спасения Байтулмукъаддаса. В таких условиях к ним придет помощь Аллаха и ими будет поднята честь Ислама». И Пророк попросил Аллаха: «О Аллах, дай им победу и сделай их сопровождающими со мной на реке Кавсар».

Жизнь по Корану и Сунне, то есть по вечным и неизменным законам, данным Всевышним, несовместима с государственной системой, которая основана на конъюнктурных законах политики. Следовательно, мусульмане, живя в государстве и по изменчивым законам государства, должны осознать, что не только не живут по Корану и Сунне, но и то, что в условиях государства это просто невозможно.. Сегодня из всех народов Земли только чеченцы, чеченские традиционалисты живут без государства и заявляют о своей решимости и в будущем жить без него. Мы хотим построить справедливое общество, общество без политики, соответствующее тому образцу религиозной общины, которую в Медине установил наш Пророк (а.с.с.). Именно поэтому всю свою обозримую историю чеченцы вынуждены воевать за сохранение своей веры и традиционного образа жизни. Именно потому чеченцы вынуждены противостоять всему окружающему их миру. Именно поэтому чеченцы оказались со всех сторон окружены «несправедливыми людьми». И именно поэтому мой народ страдает «страшными мучениями на этом пути».

Но хадис Пророка (а.с.с.) говорит о том, что нас ожидает помощь Аллаха. Я думаю, что эта помощь близка, так как все больше людей в Евразии, да и во всем мире начинают понимать, что путь спасения в этой и в вечной жизни обозначен в девизе «спасение земли и исцеление души», что нужно не истреблять, а сохранять очаг традиционной жизни, который чеченцы защищают на своей земле. С исчезновением этого очага исчезнет живой образец неразрывного единства религиозных и национальных ценностей, установленных в завете, заключенном Всевышним с пророком Ноем (мир ему). В этом случае будет окончательно утерян спасительный для человечества ковчег завета - хранимые народом Ноя (Нох-чи) традиционные устои общественной жизни.

Я - реалист и прекрасно сознаю, в каком мире мы живем. Поэтому, я не призываю народы к разрушению государств революционным путем. Это привело бы к хаосу, так как потеряны кровнородственные связи и понятие тайповой системы. Поэтому необходимо идти эволюционным путем, взяв ориентир на возрождение религиозных и национальных традиций. Прежде всего, славянские, тюркские и иранские народы, увидев в Кавказе прочный узел союза православного Севера и исламского Юга, а затем и всеевразийской интеграции, могут объединиться против цивилизации Моря в Евразийской Конфедерации Авторитарных Государств.

Следующий этап, к которому приведет углубление традиционализма создание подлинной Организации Объединенных Наций, в которой субъектами будут уже не государства, как это имеет место в существующей ООН, а народы, живущие по своим традициям. Это - путь к воссозданию общины нашего Пророка (а.с.с.), в которой все народы и конфессии могли жить в мире и согласии. И может быть, сегодняшняя конференция является первым шагом к реализации этой спасительной и богоугодной цели.

Благодарю за внимание!

Аллаху Акбар!

Ещё ссылки на партнёров и друзей